alexeymeeres (alexeymeeres) wrote,
alexeymeeres
alexeymeeres

Десять лет, как один день...



Информация о фильме

Название: Соседи
Оригинальное название: SOSеди
Год выхода: 2006
Жанр: документальный шок-сериал
Режиссер: Андрей Долгов

О фильме:

Автор сериала снял своих соседей по коммуналке на любительскую видеокамеру. Соседи ведут достаточно интересный для рядового обывателя образ жизни: пьют не просыхая, ругаются, дерутся, употребляют наркотики, режут себе вены, умирают от передоза.
Этот сериал позволяет заглянуть в жизнь, которой живёт немалая часть российского народа, увидеть её не из милицейских хроник, а как она есть.
Продолжительность: 02:30
Примечания: Все серии сериала изобилуют ненормативной лексикой!
Убедительная просьба увести от голубых экранов детей, беременных женщин, лиц страдающих психическими отклонениями, людей не выносящих русский мат в разговорной речи.

Некоторые эпизоды шокируют и вашу закалённую психику. Подумайте - А вам это надо?



Этот фильм – нечто вроде проекта того же НТВ “За стеклом”. Но там молодые люди ведут себя в лабораторных условиях. И апофеозом и запланированным концом в том проекте были совокупления молодых людей под наблюдением всей страны. Они-то знали, что все время находятся под прицелом видеокамер.
Участники-“соседи” нового проекта “Коммунальная квартира - потомственные алкаши и забулдыги. Похоже, они вообще ничего не знают. Им совершенно все равно, кто на них смотрит, кто слушает их чудовищный матовый” бред. Им безразлично, что рядом торчит все время с камерой их сосед- идиот (он совсем ничего не пьет, это хорошо - им останется больше). Им даже все равно, что пить. Они пьют все – от казенной водки и пива, до тройного одеколона, самогона, сучка, стеклореза, технической жидкости для очистки контактов, денатурата, клея БФ и еще массы всякой химии.

В 5-й серии с исконно русским названием “Запой” Долгов и оператор, приехавший в Новосибирск для съемок русского дива, задают один и тот же вопрос: вы какой день подряд пьете? Ответа – нет. Они не понимают и не вникают. У них своя глубоко утробная животно-растительная жизнь. Протекает она в таких диалогах (в эфире кое что оставлено, а в оригинале и вовсе все идет с жутчайшим матом, причем его используют, в основном, “дамы”. Я тоже ничего не буду менять):


- Сколько дней вы пьете?
- У нас бабка, сука, блядь, тут окачурилась, вот смеху было.
- Как давно вы пьете?
- Мне все по хуй, а вот тут у нас два дня жил поросенок, хи-хи, ебена мать.
- Так скажите, вы когда пить начали?
- Ты, хуй, ебаны-в-рот, сходи за пивом (“дама” обращается не к вопрошающему, а к своему “мужу”).
- Пошла на хуй, денег нет, ничего не знаю.
Я вот так вчера танцевала.
- Я тебе гандон ебаный, давала сто рублей. Куда девал? (эта – орет пронзительным стервозным, даже ведьминским голосом).
- Ты, блядь, давай мне мою зажигалку (бьет ее по голове).
- (Она, вопит и бьет его ногами в пах) Пошел на хуй, пошел на хуй! Нету у меня. Вот, гандон ебаный, смотри, пустые карманы.
Без перерыва вдруг говорит:
- Я вот так вчера танцевала. Вот, так (показывает). Все охуели.
- Сколько времени пьете?
- Ты давай, мудак, наливай Тройной” (это уже другая, Лариска, своему “мужу” Валерману). Ноги плохие, так руками работай. Не можешь работать, блядь, иди воровать.

В промежутках между вопросами о длительности запоя, на которые ответа так и не получено, одна из подруг соседей умирает от передозировки наркотиков. Прямо вот так, в кадре.

Приносят еще тройной одеколон, он вызывает бурную радость. В кадре появляется мальчик-дебильчик примерно 4-х лет, отпрыск пары, выясняющий вопрос о ста рублях и зажигалке. Он только мычит и издает какие-то нечленораздельные звуки. У него врожденный алкоголизм, и он уже пьяненький. Папа проявляет заботу: “Ты же, сынок, на ногах не стоишь. Ты что пил, пиво?”.

- Ме-ме-ээ-гы-гы.

Есть еще кадры с попыткой суицида, резкой вены. Есть с составлением протоколов.
Нет, рассказывать далее ничего не нужно. Там все примерно в таком же духе. Это хуже, гораздо хуже любого Кафки. И наших доморощенных страшильщиков, трупоедов, фекальщиков и дегтемазов, всяких там Сорокиных, Баянов Ширяновых с их низшими пилотажами и прочими физиологическими выделениями больного кишечника.
Мы видим распад психики. Как если бы видели распад тела в морге. Не
т, не в морге, а на натуре. Трупные пятна. Они расползаются. Вместо кожи – нечто гноящееся и отпадающее. Часть за частью. Начинает проглядывать оскал. Здесь тоже самое. Оскал черепа без губ. Глазницы без глаз. Душа умерла, идет ее распад.
Долгов говорит, что в Новосибирске и разных окрестностях великой Сибири – примерно половина вот таких. Если так – это смерть страны. Спившееся, потерявшее человеческий облик население просто не имеет права на огромную территорию. Вообще ни на какую территорию, кроме одного большого кладбища. Или, лучше малого, ибо речь пойдет об общих могилах.
Что делать? – воскликнул бы Чернышевский с Лениным. Никакие душеспасительные беседы здесь не помогут. Равно как никакое воспитание. Души там уже нет. Тюрьма? Этот Валерман просидел 32 года за мелкое воровство, срезание проводов для вторчермета, пьяные дебоши. При советской власти. Теперь таких не сажают - демократия и права человека. Тюрьма его не исправила. Эвтаназия? Не позволит мировая общественность. Вспомнят Гитлера с аналогичной программой. Напомнят его конец. Стерилизация? Пусть эти доживут (благо, не долго ждать), но хоть дебильчиков не будет. Тут тоже “мировая общественность на страже, не позволит. И вспомнят Индиру Ганди с ее попыткой остановить выплод бедноты с помощью стерилизации. Напомнят, что это кончилось ее арестом и судом. Тогда, может быть, в резервацию? Как в лепрозорий? Можно, если таких 3-5 процентов. А если больше половины? Тогда уже мы будем в резервации и подносить им стакан.
Цугцванг. Могу сказать определенно: или такие будут жить и плодиться, или страна исчезнет. А уж с ней – и “такие”. Пусть на просторах бывшей родины чудесной живут китайцы. Буряты с монголами. Татары с коряками. И прочие дети разных народов. Только – не ЭТИ.

Несколько слов об авторе съемок про соседей.

родился 8 сентября 1966 года. Отслужил в Афганистане и Чечне, был тяжело ранен. Сейчас инвалид, на военный пенсии. Не мыслит себе жизни без интернета и весьма далеко в нем продвинулся.

Не пьет ничего. Даже пива. При этом – русский.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments